ррр

понедельник, 13 июля 2015 г.

Культура не есть дело одного человека и одного поколения. Культура существует в нашей крови.

 Культура не есть дело одного человека и одного поколения. Культура существует в нашей крови.
                                                                                                                                                                                                                                                                                                  Николай Бердяев.


 Художественные сообщества складываются и существуют, благодаря обстоятельствам, случается, и необычным.
Чаще всего, это близость творческая, порою дружеские отношения. Здесь же случай особый.
Очень несхожие художники – любители и профессионалы – люди, объединенные общей идеей, преданностью семейным традициям, прошлому своих родов. Родов дворянских, известных в России. Художники, чтущие память своих фамилий и предков.
В их близости – глубина и значимость, различимая не вдруг. Дело не в гордыне и не в гербах, но в единстве восприятия прошлого и его проекции на сущее. И в неких нравственных пролегоменах, о которых редко говорят, но которые – несомненны.
Уже в самой идее – сформировать небольшое профессиональное сообщество, прерогатива которого – отнюдь не сословная замкнутость, а напротив – открытость талантливым профессионалам есть послание современному творческому равенству. Изначально группа родовитых художников приглашала на свои выставки известных мастеров, присутствие которых подымало уровень экспозиции, не тревожась неминуемым сравнением.
Пушкин писал: «Чему учится дворянство? Независимости, храбрости, благородству (чести вообще)». Лев Толстой устами князя Андрея Болконского, провозгласил: «Некоторые права и привилегии дворянства мне кажутся средствами для поддержания этого чувства (чести).(Certains droits еt privilèges de la noblesse me paraissent être des moyens de soutenir ce sentiment (l'honneur)».
 В глубинных принципах объединения понятие чести, несомненно, заложено.
«Аристократом можно быть лишь не по заслугам, не по личному труду и не по личному достижению. И это должно быть в мире, — писал Николай Александрович Бердяев. — Гений и талант принадлежат к духовной аристократии потому, что гений и талант — даровые, не заслуженные, не заработанные. Гений и талант получены по рождению, по духовному происхождению и духовному наследованию. Духовная аристократия имеет ту же природу, что и аристократия социальная, историческая, это всегда привилегированная раса, получившая даром свои преимущества. И такая духовно и физически привилегированная раса должна в мире существовать для того, чтобы выражены были черты душевного благородства. Благородство и есть душевная основа всякого аристократизма. Благородство не приобретается, не зарабатывается, оно есть дар судьбы, оно есть свойство породы. Благородство есть особого рода душевная благодать. Благородство прямо противоположно всякой обиде и зависти. Благородство есть сознание своей принадлежности к истинной иерархии, своего изначального и прирожденного в ней пребывания. Благородный аристократ знает, что есть иерархически выше стоящие чины. Но это не вызывает в нём никаких горьких чувств, не унижает его, не колеблет его чувства достоинства. Сознание своего достоинства есть также душевная основа аристократизма».
 Готовая декларация естественного единства родовитости и дара.
Здесь каждый – профессионал или любитель, опытный мастер или неофит – отдает себя полностью, не опасаясь конкуренции и не заботясь о коммерческом успехе. И максима Альфреда де Мюссе «Mon verre n’est pas grand, mais je bois dans mon verre (Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана)» здесь также подразумевается. Никто не претендует на что-то иное, кроме меры собственного таланта, каждый остается в пределах лишь своей индивидуальности.
Широта взглядов и отсутствие нетерпимости определили свободное дыхание, неизменно на выставках ощущаемое. Здесь можно увидеть произведения, выполненные с почти академической тщательностью в традиционной фигуративной манере, острую метафоричность, сплетение аллегорий и символов, наконец, и смелый эксперимент в пространстве XXI века, иными словами, – актуальное искусство.
Однако – и это лишнее свидетельство профессионального достоинства членов группы – здесь не встретишь агрессивного, фанатического утверждения собственной правоты. Спор заменен уважительным диалогом. Да и выбор приглашенных художников свидетельствует о точности и широте вкуса организаторов, а вовсе не о личностных предпочтениях.
«Международная ассоциация художников потомков дворянских родов» возникла тщаниями художника Вячеслава Вениаминовича Заварицкого, который и ныне является председателем объединения. Он так определил задачи ассоциации: «Объединяя и примиряя различные противоположные и противоречивые направления в искусстве, организация служит своей главной задаче – представлять все лучшее, что есть в современном искусстве». Выставочная деятельность, просветительство – приоритетные задачи сообщества. Коммерческой деятельности здесь нет вовсе.
Зато масштабные выставки Ассоциации – числом более пятнадцати – прошли в Петербурге, а в 2013 году -- и в Париже – посвященная 400-летию Дома Романовых.
Группа, говоря современным языком, позиционирует себя как открытую систему.
Деликатность ситуации (присутствие в одном выставочном пространстве художников профессионалов и художников любителей) снимается уважительным вниманием к индивидуальному высказыванию каждого. Истинный аристократизм – «внесословен». Умение находить, пестовать, копить и сохранять культурные ценности – в этом его суть. И в умении видеть и преумножать все лучшее, что есть в традиции, вовсе не отказываясь от эксперимента. Обеспеченного, разумеется, золотым запасам многолетнего художественного опыта.

                                                                                         Михаил ГЕРМАН
профессор, доктор искусствоведения,
член Международной Ассоциации
художественных критиков (AICA) при ЮНЕСКО 

и Международного Совета музеев (ICOM)

Комментариев нет:

Отправка комментария